October 17th, 2008

red

(no subject)

Коммерсантъ. Издательский дом
открыть материал ...

"Следователи -- мои лучшие адвокаты"

// Василий Бойко дал первое интервью после освобождения
Глава компании "Вашъ финансовый попечитель" ВАСИЛИЙ БОЙКО, обвиняемый в мошенничестве с землями Рузского района Московской области и освобожденный под залог Верховным судом России, дал интервью корреспонденту "Ъ" ВЛАДИСЛАВУ Ъ-ТРИФОНОВУ. В своем уголовном преследовании предприниматель видит происки не конкурентов, а злых духов и бесов.
открыть материал ...


— И все-таки у вас наверняка есть собственная версия происшедшего?

— Я могу рассказать версию, но она вам покажется странной. И может быть, вашим читателям тоже... Когда человек переходит некую границу, то с ним начинают бороться уже не люди, а злые духи, бесы. Они борются, конечно, не в буквальном смысле, появляясь с рогами и копытами, они действуют через людей. Мне кажется, что те люди, которые изначально в Рузском районе начали клеветать на нас, они действовали не из человеческих, не из рациональных побуждений. Потому что из рациональных побуждений мы всегда со всеми договаривались, и мы нашли бы всегда разрешение ситуации. А эта активизация совпала с тем, что мы начали почти во всех школах района вводить курсы основ православной культуры. Наши сотрудники покупали учебники, договаривались с преподавателями. Мы помогали в восстановлении православных храмов, организовывали паломнические поездки, специальный автобус купили. Это, на мой взгляд, послужило неким катализатором того, что против нас пошла такая ярая клевета.
red

(no subject)

Коммерсантъ. Издательский дом
открыть материал ...

Ответы, задающие вопросы

// Григорий Дашевский о "Лекциях о Шекспире" Одена
"Лекции о Шекспире" Уистена Хью Одена интересны прежде всего потому, что Оден — один из самых значительных и виртуозных английских поэтов ХХ века. Но — кроме как в нескольких переводах Игоря Романовича, сделанных еще в 1930-е годы, — Оден-поэт на русском языке практически отсутствует; за последние годы вышло два сборника избранных стихотворений — но оба в анекдотически слабых переводах. Пока что наилучшее приближение к поэзии Одена для русского читателя — не переводы, а эссе Бродского о стихотворении "1 сентября 1939".
открыть материал ...


Но чаще он выступает не как понимающий, а как судящий психолог. Авторитетами в поддержку его приговоров Одену служат авторы "экзистенциального канона": Паскаль, Кьеркегор, Достоевский, Бодлер, Ницше, Бубер. Если сравнивать с русской традицией, то по готовности судить героев Оден ближе не к поэтам — Ходасевичу или Набокову, а к "критикам-демократам" — Белинскому и Чернышевскому — или даже к школьным судам над Онегиным или Софьей. Нам этот подход кажется старомодным, наивным. Мы внушаем себе: "герои книг - слова, а не люди" - и нам кажется, что мы достигли вершин умудренности. Но причина нашего эстетизма проста: этический суд над героями книг и драм - это аналог не того суда над ближним, который составляет наше любимое занятие, а того суда над нами самими, которого мы всеми силами избегаем,— и который составляет центральную тему всех стихов Одена.