Демьян Кудрявцев (damian) wrote,
Демьян Кудрявцев
damian

Правое дело.

Итак, первые претензии к речи Прохорова. Не хотелось бы требовать от нее невозможного (для такой речи) - призывов к отставке Путина, поддержки действующих общественных и оппозиционных объединений и так далее.
Буду говорить только о том, что в ней есть, и что в ней могло или должно было быть.

Сама речь тут.

Прежде всего, это несистемная малограмотная речь, заложница массы ограничений. Ее адресаты сидели не в зале, ее адресатами были региональные элиты, некоторые игроки федеральной власти, необеспеченная либеральная интеллигенция. Еще не начав заниматься политикой Прохоров понял, что правая идея - не популярна, левая идея - не работает, но остальным парламентским партиям в силу сложившегося электората или технологий на это плевать, а именно для его партии, это очевидная проблема. Именно отсюда невнятные кивки в сторону социального государства, осуждение хамства, а не бюрократии, приоритет социальных отраслей. Приватизация сельскохозяйственных земель сама по себе не является достаточным условием становления новых отношений на селе, но уже сегодня это красивый жест по "связыванию" дореволюционного прошлого с прохоровским настоящим и реальная финансовая замануха для региональных игроков и чиновничества.

На "подведение итогов революции 17 года" работает и другая "идея" Прохорова - раздача гражданства без обременений любому потомку гражданина Российской Империи, потому что в России должна закончиться гражданская война. Это прекрасная идея, от нее масса практической пользы, но лицемерно не проговаривать ее до конца.

Проговоренная до конца эта идея выглядит так: мы предоставим гражданство и право вести дела на Российской территории, открывать бизнес, работать, участвовать в приватизации приблизительно 300 миллионам человек, если они того захотят, и они принесут нам рабочую силу, опыт, экспертизу, связи и прочее, потому что среди них будут все жители среднеазиатских республик, граждане Финляндии, Эстонии, части Латвии и Литвы, половина граждан Израиля, порядка 10 миллионов граждан США и Канады. (Или потомки граждан Российской империи не имеют права на гражданство, если были лишены и Советского позднее?) Мы не знаем, как мы с этим справимся, но если свои силы к переустройству России приложит хотя бы каждый сотый из названного количества, то страна изменится к лучшему, все что необходимо это политически поддержать такие реформы. Но именно этого Прохоров не сказал, чтобы не отпугнуть националистически настроенного избирателя в провинции и Кремле. По сути дела он свел свое же заявление к узкому шовинистическому пониманию, при котором гражданство получат (а оно им зачем?) потомки знаковых фигуры белоэмигрантского движения. Точно так же вел себя Путин, возвращая в страну останки Деникина и оставляя за пределами защиты тысячи русских под Туркменбаши.

Совершенно правильно оставлять за пределами обсуждения теоретическое обоснование партийной платформы. Медийная политика не выдерживает серьезных разговоров такого рода. Но называть экономическую модель Советского союза - капитализмом, при котором единственным собственником является государство, это выставлять себя более безграмотным, чем господин Прохоров является на самом деле.

Политическое устройство власти по Прохорову - это осторожный возврат к федерализму с одновременным введением земства по американо-солженициновскому образцу. Я не верю в подобную модель, но это мое личное дело. Я только за последовательность и прямоту. Если инициативы по гражданству и по земле решаются на уровне законов, то выборность местных прокуроров и судей потребует конституционных изменений. Каким образом Прохоров собирается их вершить - непонятно.

Здесь вообще важно говорить не о том, что в речи есть, а о том чего в ней нет. Первое. В ней нет описанного поля компромисса. Говоря о "второй партии власти", о необходимости "принять вызов", Прохоров противопоставляет себя "Единой России". Требуя конституционных изменений, он де-факто объявляет о готовности к сотрудничеству с другими силами. Нелохо бы разъяснить своим сторонникам, в чем "Правое дело" будет готово поступиться принципами, а в чем - нет. Вспоминаю, как первым голосованием "Единства" после прохода в думу в 1999 году было выдвижение коммуниста Селезнева на пост спикера.

Второе. Заявляя темы "О гражданстве" и о местных выборах, о федерации и империи, невозможно не коснуться национальной темы. Учитывая сложные и многообразные определения слова "правые" в сегодняшней России, позиция Прохорова по "национальному вопросу" становится особенно важной. Она не прозвучала.

Третье. Государственной мантрой многих последних лет было "равноудаление бизнеса от власти". В московскую тусовку (из которой состоит не только руководство новой партии, но и все ее сотрудники, критики, друзья) постоянно вбрасывали возмущенный аргумент "Ходорковский хотел пройти в парламент и его купить и возглавить". И вот, с очевидного благословения Кремля, во власть идет другой крупный бизнес. Это требует самокомментария. Прекращает ли Прохоров заниматься бизнесом? Считает ли он, что крупный бизнес обязан брать ответственность за политические процессы в стране, вплоть до потери бизнеса и/или свободы? Нет ответа.

Может быть, я продолжу:)
Tags: лытдыбр, медия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments